Суббота, 22.07.2017, 20:48
Сибирь Экстрим
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Отчеты, статьи, походы, соревнования [21]
Реклама
Тэги
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 106
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 2
Пользователей: 3
tammierz69, linaea3, jamioi4
Форма входа
Логин:
Пароль:
 Каталог статей
Главная » Статьи » Горный велосипед » Отчеты, статьи, походы, соревнования

Велопоход "Хакасия 2010"
31.07.10
Третий день
Абаза
0 км.

Хотя насчет «0 км» можно и поспорить – перемещались мы по Абазе и вдоль и поперек, и пешком и верхом на велосипедах.

Толян, как человек, никогда в Абазе не бывавший, был покорен этим городом сразу и безповоротно.

Начать с того, что летом (а я и бывал-то здесь только в это время года) Абаза очень похожа на маленький курортный приморский городок. Разве что вместо моря здесь несет свои холодные воды река Абакан (почти самые ее верховья), ну да это не такая уж существенная разница. Двадцать два квадратных километра, семнадцать тысяч жителей. Ни одного светофора, много-много солнца и зелени, и коровы, пасущиеся на улицах. Есть даже специальная штрафстоянка для коров, куда их собирают с улиц (потому как пастись под окнами домов местные законы не позволяют), и откуда потом выкупают невнимательные хозяева.

Такое ощущение, что Абаза – город, где коммунизм хоть еще и не наступил, но вот-вот наступит. Главных городских достопримечательностей лично мной было замечено три – набережная, плавно переходящая в сосновый бор на берегу реки Абакан, уличная дискотека у местного ДК и рынок, по вечерам становящийся местом сбора и общения модной абазинской молодежи. А впрочем, почему только три? А парк с каруселями, словно из детства, фитобочки, местное пиво, такси за пятнадцать рублей, девушки с доверчивыми глазами? В общем, будучи неместным, в Абазу сложно не влюбиться.

Позади день отдыха и ремонта. Завтра с утра пораньше нас ждет Канжульский перевал.

01.08.10
Четвертый день
Абаза – Кубайка
71 км

Плотно позавтракав и разлив по фляжкам замечательный компот, специально сваренный для нас Серегиной матушкой, утрамбовываем вновь потяжелевшие от пополненных запасов продовольствия рюкзаки.

Солнце рассеянно светит из-за туч, в воздухе еще сыро после ночного дождя. Поерзав в седле и пристроив рюкзаки поудобней, гуськом выезжаем из просыпающегося города.

Почти сразу за мостом через Абакан начинается подъем на Канжульский перевал. Называется он так из-за ручья Канжуль, пересекающего перевал где-то на середине подъема.

Серпантин дороги, вращаясь против часовой стрелки, поднимает нас все выше. Вращение это, сначала довольно быстрое, с каждым поворотом начинает замедляться и вот совсем замирает – привал. Небольшой передых, перекус малиной, растущей вдоль дороги, и снова начинается медленное вращение. Движение здесь не особо оживленное. Автомобили, половину из которых составляют бензовозы, обгоняют нас нечасто. Бензин везут в Тыву.

Ближе к вершине подъема периодически спешиваемся и идем возле велосипедов, держась за руль. Толян уходит в отрыв. Обманув капризные колени, он разработал новую для себя технику подъема в перевал – педалирование с сумасшедшим каденсом (частотой вращения педалей) на самой маленькой передаче. Я попытался было повторить его фокус, но бедра тут же забились так, что пришлось срочно слезать и идти пешком. Все-таки, несмотря на общие правила, техника педалирования в гору у каждого своя.

Итак, спустя пару часов от начала подъема, мы на вершине первого из трех перевалов. Высота Канжульского около 991 метров над уровнем моря. Перед нами панорама заснеженных вершин Западного Саяна. Впереди извилистый спуск.

Отдышавшись, утепляемся и, набирая скорость, катим вперед и вниз.

После спуска небольшой отдых и снова вперед. Ехать не сказать, чтобы легко – идет плавный, но постоянный набор высоты. Кроме промелькнувших слева нескольких домиков, никакого жилья больше не наблюдается.

Позади двадцать километров плавного подъема, ехать стало как-то тяжеловато. На обочине двое мужичков суетятся возле «волги» - заблокировались тормоза на спуске с перевала. Толян, как всегда, дал пару бесплатных советов. На наш вопрос о том, когда же Атгольский перевал, мужички ответили, что уж с километр как перевал. А мы-то и не заметили – вот откуда усталость-то.

Перед вершиной две припаркованные машины – люди путешествуют, ушли смотреть пещеру. Неподалеку от перевала находится не так давно открытая атгольская пещера. Решив оставить изучение пещеры на потом, поднимаемся последние десятки метров.

Перевал взят, высота 1020 метров. В самом начале спуска у дороги большая беседка, надежно сложенная из бруса. Несколько лет назад здесь разбился непростой красноярский парень. Его отец в память о погибшем сыне поставил у дороги эту беседку.

Пока парни разжигают костер, беру котелки и возвращаюсь назад, наверх, до поворота. Там, вдоль скалы спуск к ручью. Пробираюсь к воде через траву по пояс. По сторонам проглядывают останки деревянных домов. У самого ручья полумрак из-за нависающих деревьев. Мрачноватое место. Набираю воды и возвращаюсь.

Костер в самом разгаре, обедаем у дороги. В беседке у стола неуютно - хоть и нет ветра, но как-то слишком уж холодно.

Пообедав, прибираем за собой и снимаемся с места. Недлинный спуск с перевала упирается в развилку. Налево, по главной дороге, мы поедем завтра. А сейчас едем прямо, в Кубайку.

Поселок начинается через километр от трассы, в нем не больше двадцати дворов. Когда-то, на заре своего существования, поселок славился золотарями, потом лесозаготовками, а затем, как и большинство деревень, стал угасать. Теперь Кубайка славится своими турбазами.

Ищем магазин. Говорят, что магазин впереди, а продавец живет здесь, в соседнем дворе. Подходим к указанному дому, к нам выходит пожилая женщина. Спрашиваем про огненную воду - говорит, что есть такая. Идем вместе с ней в магазин.

Магазин в том же доме, что и поселковый совет и библиотека. Пока с Толяном выбираем напиток, подходят еще покупатели за тем же товаром. Один из них, здоровый парень, неожиданно оказывается студентом медиком, в Кемерове учится. Приятно вдали от дома услышать названия знакомых улиц и фамилии своих преподавателей.

Напротив поселкового совета кипит работа – мужики ставят большой сруб. Говорят, больницу строят.

Прикупив огненной воды и тушенки, проезжаем поселок, переезжаем через Ону. Надо определяться с местом стоянки. Я сгонял на разведку на пару километров вперед. Чем дальше вперед мы уедем, тем дальше окажемся от трассы, да и ехать вперед особо некуда – воды там нет, да и мест для стоянки, похоже, тоже. Если ехать еще дальше вперед, то километров через шестьдесят размытой грунтовки будет перевал Шаман, но это уж как-нибудь в другой раз.

Вслед за нами идет компания из магазина. Решаем надавить на медицинскую солидарность земляка-студента и напроситься на постой.

К себе студент звать не стал, дескать, и сам в гостях. А попросил пацана на велосипеде отвести нас на хорошее место. Парень отвел, махнул рукой в направлении «хорошего места». На «месте» стоял жилой вагончик, на поляне под деревом стоял столик, за столиком сидели люди, вовсе нас в гости не ожидавшие. Посмотрели мы на людей, на парня, починили ему тормоза, и он укатил.

Люди за столиком, две семейные пары, потеснились, плеснули нам ухи и самогону. Толян сгонял за водой (до реки пять километров), возвращаясь, порвал рюкзак о ветку.

Хозяин участка, эмвэдэшный пенсионер, уйдя в этом году на пенсию, переехал в Абазу, прикупил здесь, в Кубайке, участок и задумал развивать туристический бизнес. Посидели они с нами полчаса и укатили на рыбалку, оставив нас за столом. Вопреки своей очкастой интеллигентной внешности мы с Толяном стесняться не стали, и еда на столе, равно как и хозяйский самогон, и прикупленная в магазине огненная вода быстро кончились.

Тренер попытался было нас пристыдить, но махнул рукой и ушел в палатку спать сном трезвенника.
Костер горел, раздвигая темноту. Я сидел и смотрел на звезды. Не помню, пели ли мы с Толяном песни, говорили ли по душам – наверняка пели и говорили. Помню, что было очень здорово думать, что впереди нас ждут еще многие километры дороги и такие вот вечера. Испытав вдруг прилив совести, я помыл посуду.

Темноту разрезал свет фар – вернулись хозяева. Быстро упаковав вещи, стол и стулья, тепло с нами попрощавшись, они погрузились в машину и укатили в Абазу. Обниматься с ними на прощание мы не стали, и правильно сделали – исчезли все пластиковые бутылки с привезенной Толяном водой. Оказалось, что хозяин закинул их в дом и закрыл на замок. Ну и ладно – пора спать, вот и костер уже потух.

02.08.10
Пятый день
74 км

Всю ночь лил дождь. Проснулись, как обычно, достаточно поздно – в десятом часу утра.

Заставить себя выползти из теплого спальника, натянуть отсыревшую холодную одежду и вылезти из палатки в сырость и холод, подставив лицо на съедение мошке – что может быть лучше для проверки силы воли? Первым проверяться вылез Тренер. Последним растолкали Толяна.

Вытянув из-под вагончика несколько сухих поленьев, Серега разжег костер, я сходил за водой, Толик сложил палатку. Быстрый завтрак - и вперед.

Под мостом через Ону встретили сплавщиков. Вытащив катамаран на берег, мокрые мужики, сняв каски, шли в магазин за водкой. Анатолий, с видом знатока местного ассортимента, насоветовал им «государев заказ» - напиток не ахти какой, но уже испытанный нами на своих организмах.

Выезжаем на трассу и поворачиваем направо. Асфальт после ночного дождя уже высох.

Солнце, подразнив нас редкими лучами, спряталось за серым небом. Справа за деревьями шумит Она, через три километра после поворота у реки виднеется неплохое место для стоянки. Дальше едем в подъем. Через пару километров отдыхаем на небольшом спуске и снова тянем плавный подъем. Вокруг полная глухомань. О цивилизации говорит только дорога и выглядящие разрушающимися мосты, то и дело пересекающие Ону. Машин практически нет.

С неба частыми мелкими каплями падает вода. Слева тянутся скалы, дорога идет вперед и влево, словно упираясь в каменную стену. Проезжаем через разлом в скале, отдыхаем и фотографируем у озера. До поселка Большой Он чуть больше двадцати километров.

Проехав пять (а может и не пять – не усчитал) мостов, наконец выезжаем к Большому Ону. Справа от дороги, сразу за последним мостом через реку Он, невдалеке виднеется одинокая печная труба, торчащая из обгоревшего фундамента.

Поселок создавался в послевоенные годы, заселяли его переселенцами, в основном прибалтами. Еще пять лет назад численность местного населения составляла тридцать пять человек, теперь же и того меньше. Всего-то и поселок – метеостанция, да лесхоз.

Время горячего обеда. Останавливаемся на обрыве. Пока готовится обед, Толян блеснит на перекатах.

Вдалеке из-за скалы показались свинцово-серые тучи. В спешке дожевываем, моем посуду и упаковываемся. Если уж начнется ливень, то лучше, если в это время мы будем крутить педали, спрятав рюкзаки на спинах под накидками (кроме Толяна, конечно – у него рюкзачина болтается на багажнике). Тучи проносит мимо. Трогаемся - все равно пора ехать.

Проезжаем мимо поворота в поселок. Когда-то давно здесь была заправка. Теперь же на трассе от Абазы до Тывы нет ни одной заправки, равно как ни одной кафешки, и ни одного гаишника. На трассе и вдоль нее вообще ничего нет, только тайга, скалы и горные реки. Начавшийся крутой подъем на миг заставляет пожалеть о съеденном обеде.

После привала мы в пути уже почти три часа. Выбираем место для отдыха, сворачиваем с дороги влево, по накатанной рыбаками колее. Толян снова достает спиннинг, мы с Тренером распаковываем сухпай.

- Б…ь, поехали!- с чувством выдает кто-то из нас (а может быть и все разом).
С той стороны, откуда мы приехали, ветер нес на нас серую пелену дождя. Все это время дождь нас преследовал, и теперь, стоило нам остановиться, почти настиг.
Через пять минут дождь нас догнал, и уже не отставал, разве что изредка давал себе передышку.

Подъем становится все круче. Привыкнув к постоянному подъему, ровный участок длиной меньше десяти километров мы проезжаем так, словно это затяжной спуск.

Если с утра мы еще планировали за день добраться до «сотого», то теперь, под дождем начали появляться сомнения даже насчет «Снежного барса».

Дальше подъем перешел в перевалы, за которыми привычных спусков не было совсем. На одном из таких перевалов встречный водила удивился нашим планам заночевать на «Снежном барсе» - начинало темнеть, дождь усилился, а до базы еще оставалось двадцать пять или двадцать семь километров и два перевала. Почему двадцать пять или двадцать семь? Всего-то пара километров разницы, но разницы достаточно существенной – даже паршивые сто метров приобрели теперь суровую значимость.

Дождь, словно почувствовав нашу усталость, пошел с новой силой. Холодает так же быстро, как и смеркается. В горах всегда быстро темнеет. В пятидесяти километрах впереди, на «сотом», сейчас скорей всего идет снег.

Что-то похожее уже было в прошлом году по дороге на Алтай – тоже дождь и затяжной подъем. Так что нам не привыкать.

Не заметил, как это началось, кажется, первым начал Тренер, но мы стали ехать по километровым столбам. От одного столба до другого. Проедешь столб, вывернешь голову, чтобы посмотреть, сколько километров на нем написано с оборотной стороны, и кричишь отстающим. А если едешь последним, то хоть и слышишь отлично, что впереди кричат про километры, а все равно, как со столбом поравняешься – голову выворачиваешь и вглядываешься сквозь дождь, читаешь километры. Проедешь столб, и ждешь, когда же следующий. Крутишь педали еле-еле, и думаешь – во-он до столбика доеду и слезу, пешком пойду. А доезжаешь, и едешь дальше, до следующего. Хотя и пешком тоже походили.

Ура! В сумерках, не хуже чем днем справа у дороги виднеется указатель «Снежный барс».

Сворачиваем с дороги, берем небольшой подъемчик и катим по каменистой дороге вдоль ручья Стоктыш вперед, в долину.

Перед базой появляются таблички и щиты с названием растений. Впереди светятся окна домиков.

Перед шлагбаумом на пригорке стоят палатки, горит костер. Подъезжаем, сползаем с велосипедов, и, стуча зубами, подходим к огню. Две семьи. Из Красноярска. Ребят смутили цены, вот и встали перед базой. Угощают нас чаем. Парни щемятся к костру, снимают рюкзаки. Я держусь, к огню близко не подхожу, рюкзак не снимаю, потом ведь хрен отойдешь снова под дождь и холод, и снятый рюкзак быстро станет холодным и мокрым. Греюсь на расстоянии.

Попив чаю, идем к администратору в домик. Вот где тепло-то! Охлаждают только трехзначные цены.

- Ребята, свою-то палатку вы бесплатно поставить можете, только куда вы ее воткнете – все вокруг мокрое. Давайте в наш палаточный лагерь – двести сорок рэ за палатку в сутки, плюс бесплатно горячий душ в любое время суток. И палатку ставить не надо – уже вон готовые стоят.- доводы администратора нами не оспариваются.

Выйдя из домика, натыкаемся на девушку в красной бандане, по виду шибко похожей на аниматора. Девушка широко улыбается, радуется новеньким, и исчезает. Приветливо и как-то не совсем по-русски с нами здоровается седой мужик в сланцах. У столовой припаркован большой автобус. Мы идем дальше – за столовой, за большим костровищем, огороженным деревянным брусом, раскинулся палаточный лагерь из трех палаток. Занимаем самую большую.

В казенной палатке сухо и холодно. В ботинках хлюпает, но я этого не чувствую – только слышу. Снова появляется девушка в красной бандане и ведет нас по деревянным мосткам в душ. Гудит генератор. Из душа льется горячая вода. Горячая!!! Посреди мокрой холодной тайги горячая вода! Мы скидываем одежду и занимаем обе кабины. Не помню, сколько мы стояли, замерев в клубах пара под горячей водой, наверно, около часа. Помылись, постирались. Вновь возникшая из ниоткуда, похожая на ангела, девушка пригласила нас на посиделки. Как оказалось, нас уже припасли на десерт.

Парни, поворчав, согласились на столовский ужин – по сто пятьдесят рэ с носа.

В столовой, вернее в гостиной, в полумраке кто-то говорит по-немецки. У камина на стульях и диване полукругом сидят пожилые и не очень немцы.

Света, девушка в бандане, поет песни под гитару. Немцы довольно улыбаются. Мы, погасив свечи на нашем столе, в темноте тихо поглощаем первое-второе-третье. Седой немец, что поздоровался с нами на улице, играет что-то на губной гармошке. Душевно так играет, и ничего не могу с собой поделать, но воображение дорисовывает на нем немецкую каску и автомат на шее.

Итак, десерт. Мы часть развлекательной программы. «О, маунтинбайк, я-я!»- немцы слегка оживляются. Самый молодой через переводчика спрашивает, какой системой навигации мы пользуемся – глонасс или джипиэс.

- Глонасс, может, и ничего себе навигация, только нормальным русским туристам эти навигаторы недоступны. Наш выбор джипиэс.- непатриотично так отвечаю. Немцу ответ, похоже, понравился – заулыбался, пива глотнул.

- Только мы в основном по бумажным картам идем – навигатор еще до похода сломался.
Время позднее, немцев отправили спать, мы остались пить чай со Светой, переводчиком Аней и еще двумя туристами, парнем и девушкой. Туристы оказались бывшими аниматорами – говорят, кто хоть раз на «Барсе» побывает, обязательно потом возвращается сюда снова и снова.

- А немцы откуда здесь?
- Так через «Снежный Барс» «Саянское кольцо» проходит, вот иностранцев сюда и завозят, нравится им тут.

За стенами столовой в темноте тихо звенит колокольчиком на шее лошадь.

По деревянным мосткам, в темноте спускаемся вниз, к реке. Баня...

После бани, погоняв в холодной палатке газовую горелку, засыпаю, зарывшись с головой в промокший спальник. Где-то снаружи, в темноте, продолжает негромко звенеть колокольчик.

Категория: Отчеты, статьи, походы, соревнования | Добавил: Angol (07.03.2011)
Просмотров: 1318 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
siberia-extreme © 2017
Поиск
Форум
ФОРУМ
Новое на форуме
  • Велотуры, велопоходы, велопутешествия. (0)
  • "Чульжан Ортон Алгуйский 500" сезона 2013 (159)
  • Велопоход "Усть-Кумир (Девичьи плесы)" (1)
  • Просто наши прекрасные фейсы. (5)
  • инструкция по медведям (32)
  • "Чульжан Ортон Алгуйский 500" сезон 2014 года (168)
  • СОСНОВЫЙ БОР Новокузнецк (66)
  • По льду Байкала...14-21.03.2016 (0)
  • Что вы об этом думаете (0)
  • байкал зимой (4)
  • Арбалеты в Кузне