Четверг, 27.07.2017, 08:36
Сибирь Экстрим
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Отчеты, статьи, походы, соревнования [21]
Реклама
Тэги
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 106
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 1
Пользователей: 4
jamesej1, linadx18, violetjc3, jamioi4
Форма входа
Логин:
Пароль:
 Каталог статей
Главная » Статьи » Горный велосипед » Отчеты, статьи, походы, соревнования

Велопоход Новокузнецк - Алтай июнь 2009
Решив продолжить традицию ежегодных июньских велопоходов, начатую в 2007 году, остановились на Горном Алтае. С маршрутом начали суетиться месяца за два. Вначале остановились на обратном варианте традиционной у велосипедистов «алтайской кругосветки», основная цель – Каракольские озера.

Покопавшись в сети и картах, я составил двухнедельный маршрут. Тренер маршрут одобрил, только оказалось, что из предполагаемой группы в семь человек осталось двое – я и Серега, он же тренер, плюс третий участник, и то под большим вопросом. Пришлось урезать маршрут - для троих, а тем более двоих затраты на первоначальный оказались неподъемными, чего только стоит переправа на катере через Телецкое от Балыкчи до Артыбаша. Так что оставили только вылазку на Каракольские озера.
За неделю до похода в группу влились двое новых участников, и снялся вопрос с еще с одного. В итоге пять велосипедов и пять человек. В алфавитном порядке:

Архипов Сергей (Архип) «GT AVALANCH 2»– повар по призванию, разведка, связь с местными.
Пашков Андрей (Андрюха большой, Багажник). Профессиональный турист (ведет секцию туризма) аптечка, немного спирта.«MERIDA MATTS»
Борискин Андрей (Андрюха маленький). «GT AVALANCH 3». Специально обученный велогонщик. Самый молодой в команде. Чемпион по поеданию продуктов.
Пигарев Сергей (Серега, Тренер) «STARK router». – ремонт велосипедов, ориентировка на местности.
Я. «GT AVALANCH 2» (Велер, находящийся при смерти после прошлых двух походов я продал-таки за четыре с половиной рубля). Как обычно, бинты, пластыри, пилюли, еще немного спирта, и, конечно же, фотоаппарат.
Явного лидера не наблюдалось - традиционный Тренер нынче попытался слинять в кусты (Серега, не рычи) и группу в основном вел Архип.

Первый день

65 километров
Новокузнецк – Таштагол – Алтамаш – р. Каяшкан

Льющий всю последнюю неделю дождь, в ночь перед отбытием наконец-то прекратился.

Опять дотянув до последнего, в эту самую ночь я крепил багажник на новый велосипед и паковал выписанный накануне из питерского велоклуба велорюкзак. Кто ж знал, что на GT-шной раме нет дырок под багажник. Пришлось брать шуруповерт и сверлить дропауты (выступающие части рамы, к которым крепятся колеса) – не зря ж с Питера велорюкзак заказывал.

Под взгроможденным на него, упакованным под завязку «Мираж-80», багажник предательски болтался, грозя отломиться в самый подходящий момент. Пришлось в качестве разгрузки взять двадцати пяти литровый заплечный рюкзачок.

На улице темно и холодно – как-никак для нормальных людей еще ночь. Редкие пьяные прохожие долго пялятся вслед.

К вокзалу все беглецы от цивилизации подъехали почти одновременно. У перронных касс встретили еще двоих велосипедистов – тетку лет под пятьдесят и парня слегка за двадцать, оба из Междуреченска, ночевали на вокзале в ожидании электрички до Таштагола, едут на Телецкое.

Прикупив билетов только на себя, грузим велы в вагон зайцами, выстраивая из них пирамиду, чем путаем кондукторов и в итоге оплачиваем только два велосипеда из пяти.

Перрон, люди и поезда за окном – все приходит в движение. Город по ту сторону стекла постепенно ускоряется, и вдруг исчезает. За окном мелькают деревья, озера, дачные поселки. Река вьется вдоль путей, то появляясь, то исчезая за холмами и лесом. Заметно холодает, даже в вагоне. Там, снаружи, начинается дождь.

Мы шумим, перекрикивая друг друга, обсуждая разные приятные и такие теперь важные и полезные вещи – снаряжение, маршрут, еще что-то – все кажется очень важным, и все это надо обсудить. Серега с Архипом ехидно делятся впечатлениями от своего недавнего участия в сборном велопоходе по Хакасии, в очередной раз утверждая, что хрен когда еще пойдут в поход с чужими. Все с ними солидарны – такая штука, как многодневный велопоход может стать весьма напряжной при путешествии в непритертом и малознакомом коллективе.

Беседы иссякают. Дождь за окном усиливается, затем почти перестает, и, наконец, начинает лениво лить сверху вниз, не переставая и не усиливаясь. В вагоне становится совсем уж зябко. Маленький Андрюха, несмотря на холод, дрыхнет, растянувшись на деревянной лавке. Мне не спится – холодно.

В Таштаголе, выгрузившись из электрички под лениво моросящий дождь, крутим педали на выезд из города. Ведет Архип. Сразу после таблички с перечеркнутым «Таштаголом» асфальт заканчивается и начинается мокрая гравийка, в которой слегка утопают колеса. Я чувствую, что уже устал, ноги деревенеют. Вдобавок ко всему хваленый велорюкзак явно не рассчитан на сорок седьмой размер обуви – пятки постоянно задевают за «штанины» рюкзака, отчего педалировать приходится серединой стопы, что с непривычки утомляет.

Дождь усиливается. По сторонам дороги в дождливых утренних сумерках медленно ползет тайга. Кажется, вся грязь с дороги и вода из луж собираются на нас.

Через пару часов дождь заканчивается. Привал, горячий обед. Подъезжают велосипедисты из Междуры. Тетка, оказывается, педиатр из поликлиники, а парень, казавшийся ее сыном даже и не родственник ей. Тем не менее, общаются между собой на ты. Парнишка на простецком «стелсе», тетушка на чуть более продвинутом «велере», на котором толком не умеет переключать передачи. Отказавшись от нашего приглашения к общему костру, коллеги располагаются поодаль.

Обед закончен, дождь начинается снова. Начавшись, он так и не закончится ни сегодня, ни завтра, но мы об этом еще не знаем и с надеждой глядим в редкие просветы между тучами.

Рюкзаки, мокрая одежда, дождь, грязь, вязкая размытая дорога – в общем, едем достаточно весело.

Ближе к вечеру въезжаем в Алтамаш, последний населенный пункт перед границей с Горным Алтаем. Впереди мега перевал. Перед рывком отдыхаем, на время укрывшись от дождя на автобусной остановке.

Архип обещал асфальт с началом перевала. Так и есть. Перевал вроде не крутой, но ехать вскоре становится все труднее. Междуреченцы, нагнавшие нас в Алтамаше, сказали, что перевал сегодня брать не собираются, а заночуют на середине подъема, в лесу, у родника. Нам, ползущим вверх под непрерывным дождем со скоростью не больше восьми километров в час их решение показалось более, чем мудрым. Но не интересным. Так что ползем дальше. Архип с Маленьким Анрюхой, сделав нас на раз-два, давно ушли в отрыв. В середине идут Тренер (Серега) с Большим Андрюхой, последним ползу я, причем периодически пешком, предварительно натянув на седло, чтоб не промокло, пакет-майку. Иду, наваливаясь на велосипед всем весом, чтоб не упасть – сводит ноги (как всегда, сказываются халявные тренировки).

В середине перевала небольшие, с пару километров, «качели» в виде седловины – минут пять даже катим под гору, затем, как расплата за короткий спуск, подъем становится круче. Дождь усиливается, встречный ветер крепчает. Молодого с Архипом уже больше трех часов как не видно. Кричу Сереге с большим Андрюхой, чтоб остановились – сил нет даже идти, но ветер и дождь относят слова обратно. Парни идут, пригнувшись к велосипедам метрах в двадцати впереди, Кричу сильнее. Останавливаются. Отдыхаем, усевшись на мокрый щебень у столба, жуем изюм. Вставать не хочется.

Иду почти вслепую – дороги не видно, очки заливает водой. Мыслей никаких, кроме одной – «вперед, вперед», и явно мазохистское удовольствие от полной чистоты сознания. Велосипедное седло без пакета давно промокло насквозь, и хрен с ним.
Впереди, слева от дороги показалась деревянная будка. В ней жгут костер. Кто-то кричит, что все – это вершина перевала.

Оказалось, Архип, поднявшись раньше всех на перевал, подкатил к алтайцам, приехавшим сюда на шашлыки, втерся к ним в доверие и этих самых шашлыков-то им и нажарил. За что получил в подарок действующий костер и несколько кусков горячего мяса.

Через несколько минут, проглотив по два мясных кусочка, все крутились вокруг спасительного костра, пытаясь согреться (температура за бортом от силы градусов пять) и хоть немного просушить одежду.

Говорят, отсюда очень красивый вид в ясную погоду. Сейчас же только туман, тучи и дождь сплошной стеной. Кроме тумана, дождя, деревянной будки и парочки деревянных туалетов на вершине две стелы с названиями - «кемеровская область» и «республика горный алтай» - по вершине перевала проходит граница.

Каких же волевых усилий стоило оторваться от костра и снова окунуться в дождь, холод и ветер - даже забавно. Зубы у меня начали стучать сразу же, как только огонь оказался в стороне. Дрожа промокшими организмами, все влезли на велосипеды и нехотя покатились вниз, навстречу холодному мокрому ветру.

Я спустился последним, почти ничего не видя сквозь дождь и не слыша ничего из-за стука зубов. И едва не пролетел парней, остановившихся у подножия перевала возле какой-то палатки и деревянного навеса.

Под навесом оказалось хранилище папоротника, а в палатке его сторож. Недолго думая, мы распаковались и воткнули свои палатки рядом с навесом. Сторож оказался очень даже не против нашей компании, ужина и спирта. Звали его Юра.

Подъем на перевал – девятнадцать километров, спуск – восемь. У Тренера снова отек и разболелся коленный сустав, который он так оберегал и лечил накануне. Над дальнейшим нашим путешествием повис большой вопросительный знак – грунтовые дороги в такую погоду по любому размыты, Серегино колено крякнуло, так что Каракольские озера накрываются медным тазом. Решив отложить все остальные подробности на завтра, все расползлись по палаткам и, укутавшись в почти сухие спальники, быстро и молча отрубились под шум дождя.

Второй день
Дождь.

Проснулся я от сырости. Наша с Архипом палатка к утру потекла по шву.
Дождь продолжается.

Как будто кто-то закрасил небо серым цветом и нарисовал, словно пытаясь изобразить на бумаге сильный дождь, много-много вертикальных штрихов.
Под серым небом сквозь пелену дождя со всех сторон тускло зеленеет тайга.
Вскипятив на газовой горелке воды, забрались во вторую палатку. У парней в их четырехместном шатре вроде сухо.

Несмотря на то, что Серегино колено за ночь почти полностью реабилитировалось, на Озера решено не ехать. Как ни странно, решение было принято почти безболезненно, видимо из-за погодных условий. Как альтернатива остается Телецкое Озеро, либо дорога назад. Но возвращаться совсем уж скучно, даже в такую погоду.

Проголосовав большинством голосов за Телецкое, было решено не двигаться сегодня с места, а отдохнуть и просушить вещи у костра.

Соорудили над костром крытый полиэтиленом навес.
Сторож Юра суетится рядом.

У Юры лукавая бородка, взгляд с прищуром и мозолистые ладони со сбитыми пальцами. На нем потертая панама, рваная местами куртка с вылезающим наружу синтепоном и растянутые на коленях, тоже в меру рваные штаны, заправленные в резиновые сапоги. Живет Юра в старой брезентовой палатке, из-под полога которой проглядывает край рваного матраса и воротник тулупа.

Юра сидит на корточках, смотрит на огонь и курит папиросы. Периодически он встает, достает из-под навеса несколько сухих поленьев, колет их топором, потом садится поближе, и, не закусывая, опрокидывает рюмку со спиртом и рассказывает. Кажется, что то, что рассказывается сейчас нам, он рассказывал уже многим и много раз.

Рассказывал про советские годы, пьянство, воровство, про свое одиночество. На объектив фотоаппарата он не реагирует никак, слишком часто его фотографируют – редко какие туристы проезжают мимо, не поболтав со сторожем.

В местных деревнях, как и везде, работы нет. Народ пьет. Юра вот нанялся сторожем на «папоротник». Папоротник собирают по тайге местные, сдают его перекупщику за несколько рублей за килограмм, его тут же укладываю в чаны и заливают рассолом. Соленый папоротник продают японцам, приписав в закупочной цене несколько нолей.
- Вы вот когда дальше-то поедете, через Санькин аил проезжать будете.- Юра ставит пустую рюмку на пенек.- Там народ днем спит, а вечером пьют все, дерутся между собой, да на проезжих накатывают. Так вы утром там проезжайте от греха подальше.
День медленно тянется от завтрака до обеда и до ужина.

В десяти метрах от костра, за деревьями и высокой травой шумит река Каяшкан. Чистая в солнечную погоду вода в ней сейчас мутная от песка и глины, но другой воды здесь нет.

У дождливой погоды есть один неоспоримый плюс – никто из нас еще не видел ни одного клеща, а их обычно в это время года здесь уйма.

К вечеру подъезжают отставшие междуреченцы, мокрые и синие от холода. Собрались добраться сегодня до Турочака, а это больше тридцати километров. До темноты всего пара часов – уговариваем их переночевать здесь. Соглашаются.
Совместный ужин под навесом у костра.
Нетрезвые песни промокших туристов тонут в шуме реки и дождя.

Третий день
103 км

р.Каяшкан – пос. Каяшкан – р.Лебедь - Турочак – дер.Санькино – пос.Кебезень – р.Бея

Утро. Серое небо, превратившись в туман, плавно спускается вниз, освобождая место для солнца и прозрачных облаков. Слабый ветер прогнал капли тумана через наш лагерь, назад, в сторону перевала. Начало припекать.

Все отмыли и смазали велосипеды, свернули лагерь. Юра на прощанье вынес нам несколько пакетов гороха и крупы

- Все равно меня скоро увезут, не забыли б только. А то выходные потом – тогда еще два дня ждать.- Устало оглядывается он на свою палатку.

Междуреченцы укатили ранним утром. Мы же стартовали за пару часов до полудня.
Дорога начала подсыхать, по сравнению со вчерашним ехать значительно легче. Да и день отдыха явно пошел на пользу.

До Каяшкана дорога под гору, десяток километров пролетели незаметно. В поселке в единственном магазине прикупили продуктов и рванули дальше. На дороге начали появляться немногочисленные машины. Сейчас будни, а уже завтра по этой дороге в сторону Телецкого хлынет поток машин.

В Турочаке начался асфальт. На въезде в поселок первая после Таштагола автозаправка. У первого же магазина нагнали междуреченцев, стоявших у крыльца и лопавших свежий хлеб. Поборов в себе искушение слупить, запивая газировкой, по буханке (не нарушать же правило горячих обедов!), набрали во фляжки воды из колонки и на выезде из поселка свернули направо, как предполагалось, на берег реки. Проехав свалку мусора и развалины домов, вместо реки встали на большой поляне. Проблема с водой решилась просто – Тренер набрал на помойке пустых пластиковых бутылок и сгонял с ними назад в поселок на колонку.

Почти пара часов на горячий обед у костра и отдых.
После еды ехать трудновато. Перед Санькиным аилом, помня предостережение Юры, подтянулись и сгруппировались. На улице никого, кроме чумазых детей, бегущих за нами по дороге, не видно,- спят все еще, наверное, к ночным разбоям, видать, готовятся.

После Санькино серия спусков и подъемов. У развилки (прямо - дорога на Артыбаш, направо- Верх Бийск и Горно-Алтайск) рынок со всякими вкусностями, настойками, медовухой и сувенирами. Покупателей, кроме нас, никого. Как всегда ушедшие в отрыв, Архип с Маленьким Андрюхой, уже успели полопать блинов со взбитыми сливками. Одна из торговок в ответ на Серегины вопросы про дорогу, вызвонила сына. Тот прикатил через десять минут из Верх Бийска на иномарке, увлеченно чего-то показывал пальцем на нашей карте, рассказывал, но толкового так ничего и не пояснил.

Пока отстающие отсчитывали червонцы за перекус, моложавые тетки напоили Архипа какими-то настойками и начали зазывать в баню. Вырвав товарища из цепких женских рук, охочих до пыльного байкерского тела, мы покатили дальше, прочь от соблазнов.

Слева от дороги тянутся скалы и тайга, справа, под обрывом, шумит Бея. Приятная прохлада от реки становится не такой уж и приятной, скоро закат.

Проезжаем Кебезень. Вокруг зеленые луга, справа шумит река. Из центра поселка через реку проходит брод – там, далеко за лесом дорога на Каракольские озера, а мы проезжаем мимо.

Останавливаемся у магазина, нас догоняет усталость, от которой мы так гнали весь сегодняшний день.

Километров через десять после поселка сворачиваем на заросший, словно газоном, травой берег Беи. Возле нас никого, лишь чуть дальше, выше по течению, за протокой, суетятся у палаток отдыхающие. Чуть ниже нас начинаются перекаты, красиво отсвечивающие в красноватых лучах заходящего солнца. Вода в реке холодная и чистая.

Костер, палатки, купанье в холодной воде, мошкА, ужин. На наших лицах блики костра, а за спиной темнота и едва заметный блеск реки.

Четвертый день
38.2 км
р. Бея – Артыбаш – Иогач – р. Иогач

Второе утро без дождя. Побудка, завтрак и сборы как обычно затянулись. Наконец трогаем.

Дорога вьется вдоль обрыва. Слева скалы, справа река. До Артыбаша меньше двадцати километров. По правую руку от нас появляются таблички, сообщающие о платных стоянках, между деревьями на утоптанной траве пестреют разноцветные палатки, возле которых прогуливаются люди в панамах и сланцах на босу ногу, бегают дети. Туристы.

Название поселка Артыбаш у местных, да и у неместных тоже неизменно ассоциируется с Телецким озером. Вот и на въезде в поселок на большой табличке под названием поселка написано название озера. Под указателем сидят и тянут в нашу сторону картонки два пацана. На картонках столь же знаковые здесь, как и названия поселка и озера слова – «сдам». Здесь сдается все – койки, комнаты, дома с хозяевами и без, наверное, и сами хозяева тоже сдаются. Магазинов с сувенирами столько же, сколько продуктовых.

Через сотню метров поворачиваем на мост через озеро – собственно, озеро-то здесь кончается, и начинается река Бея. Мост соединяет Артыбаш с Иогачем.

Местные, несмотря на частое появление здесь велосипедистов, все же проявляют к нам вялый интерес. «Эй»,- говорят,-«вы ведь чехи, да?». Хотел было пошутить насчет «чехов» и «духов», да не стал. Оказалось, что в такой одежде, как у нас здесь в основном иностранцы гоняют, а наши все больше в простых штанах, майках да шортах – цены-то на велоодежду в магазинах нынче зашкаливают. У нас же в Кузне в секондах такая форма в десять раз дешевле, чем в том же «Триале». Ну да я отвлекся. «Нет»,- отвечаю, - «Мы из Кузни, это круче». Оба Сереги расспрашивают местных про дорогу. На озере решено не оставаться – делать здесь нечего, а возвращаться как-то рановато.

В Иогаче (ударение, как и во всех здешних названиях, на последний слог) набрали в магазине тушенки, крупы, и прочих вкусностей, не забыли и про аперитив. Рюкзаки снова потяжелели, но куда деваться - дальше тайга, магазинов больше не будет.
Тренер не теряет надежды найти дорогу вдоль озера – от Иогача, через Обого, и до Балыкчи, что на другом конце Телецкого. А оттуда, собственно, и начинается настоящий Горный Алтай. Можно, конечно, перебраться вплавь, как делают все велотуристы, но поход у нас нынче антикризисный – сушки-пряники, и те строго по счету трескаем, а за переправу на обычной моторке берут семь рублей, на катере размером побольше – ощутимо дороже. Местные говорят, что дороги нет, есть лишь конные тропы. В интернете есть упоминания о дороге, но неконкретные.

Сразу после поселка привал на реке Иогач. Со стороны берег похож на альпийский пейзаж - короткая, словно газонная трава, камни разной величины, от мелких до огромных, вокруг которых шумит неширокая речка. Горячий обед и вперед.
От Иогача в сторону Обого идет лесовозная дорога, сразу после поселка начинается вялый подъем. Дорога, похожая на заросшую аллею, петляя, плавно ползет вверх. Справа, за деревьями, шумит река.

На одном из поворотов навстречу вышел мужик с веслом. Спросили его, далеко ли до перевала на Обого. Нехотя ответил, что, если не будем останавливаться, к утру доедем.

Кроме мужика встретилось несколько легковушек.
Подъем с каждым поворотом становится круче. У Большого Андрюхи первый прокол. Пока он перебортовывается, отдыхаем, смотрим карту. Солнце давно уже спряталось за гору, стоять на месте ощутимо холодно. Пора искать место для ночевки.
Едем дальше. Справа и слева от нас заросли кустарника, отделяющие дорогу от леса и реки. Уже в сумерках натыкаемся на поворот к реке – кто-то объезжал слабый мостик. Дальше ехать некуда. Разбиваем лагерь прямо здесь, у дороги. За все время мимо проехал только УАЗик «таблетка».

Костер, горячий ужин, шум реки и ветра в ветвях деревьев.

Пятый день
41 км
Р Иогач – перевал – Обого – Беловская заимка

В палатке плюс шесть, снаружи плюс три. С появлением солнца температура быстро поднимается.

Утренние сборы и все снова в седле. Дорога загибается все выше. До вершины перевала еще двадцать километров. Все тихо пыхтят, почти не разговаривают, лишь слегка ругаются, подскакивая на булыжниках.

Утреннее солнце начинает припекать. Река иногда, скрывшись за поворотом, затихает, и тогда со всех сторон слышно пение птиц. Ехать и тяжело и легко одновременно.
На перевале, вопреки прогнозам местных, снега не оказалось. Зато оказался красивый вид на снежные гольцы и крутой спуск вниз.

На середине спуска у Большого Андрюхи случился второй прокол.
В конце спуска, справа, под обрывом виднеются несколько домиков. Людей никого. Обого. Спускаемся вниз. В домах действительно никого. Поодаль, у ручья стоит маленькая банька, возле нее сделанный из ручья небольшой бассейн. Останавливаемся под навесом на затяжной привал. Велик соблазн остаться здесь, растопить баньку, искупаться в ручье.

Чуть дальше домов спуск к реке Пыжа, откуда, судя по отчетам, сплавляются водники. Но дороги к реке нет, а лезть по грязи и кустам как-то неохота. Вместо этого, а также вместо бани решено ехать дальше, на Беловскую заимку, а если повезет, то и на форелевые озера.

Про Беловскую заимку вычитал в сети Тренер, когда пытался найти в отчетах описание дороги до Балыкчи. В одном из отчетов он прочел о туристах, пробивавшихся на «Кузе», местной «таблетке», что забрасывает сплавщиков из Артыбаша на Пыжу, вдоль Телецкого. Так вот они уперлись в кордон. На кордоне жил мужик с женой и детьми. Встретил их приветливо. Рассказал им о себе. Как не могли они детей родить, приехали сюда вдвоем с женой. Жили в бочке, строили дом. Десять лет строили. Взял в аренду озера, развел там форель. Перед кордоном есть сероводородный источник. Туристы потом дальше пробиться попытались, да уперлись в болота.

Вот решили и мы к Белову в гости нагрянуть, а Архип вообще, как про форель прослышал, все спиннинг свой наглаживает, да вслух мечтает ухой нас накормить.
Выдвинулись сразу после обеда. До кордона от Обого двадцать километров. До заката вроде должны успеть.

Снова в гору. Вскоре крутой подъем сменяется спуском, и дальше дорога идет «качелями». Проезжаем участки лесозаготовки. Останавливаемся у завалившегося дома. Здесь живет Колян, нечто вроде лесничего, похоже, из бывших бомжей.
Колян говорит, что Белов съезжает со своего места – выгнала его районная администрация, якобы за землю не платил.

Жалко. Едем дальше. Архип с Маленьким Андрюхой давно ушли в отрыв. Дорога то поднимается, то скатывается вниз. Впереди заснеженные горы, по сторонам тайга. Надвигаются сумерки.

Подъезжаем к небольшой реке. Перед бродом налево уходит слабо накатанная дорога. Поехали парни прямо, или свернули налево? Злимся, материмся, лезем в ручей и катим прямо, проезжаем табличку с надписью «кордон беловский».

Спуск, затем крутой подъем, проезжаем под нависшими деревьями.
- Эгей! Вы че так тормозите?- Архип уже суетится возле костра.

Раздражение проходит. Сейчас у всех как раз такое чувство, которое бывает, когда говорят - «мы словно попали в рай». Но, сдается мне, именно туда мы и попали.

На берегу зеркального озера стоит полуразобранный двухэтажный деревянный дом. От дома в озеро отходит большой деревянный причал. От шагов причал слегка шатается, от чего по воде расходится блестящая в лучах заката рябь. Со всех сторон тихо шелестит ветвями лес. Впереди, за озером и над лесом белеют снежные вершины гор.
Вся дорога, пройденная и намотанная на колеса наших велосипедов за эти дни, стоила того, чтобы оказаться здесь.

Не зря все-таки я тащил с собой штатив для фотоаппарата. Через полчаса вторая карта памяти была переполнена.

После ужина, сидя в темноте на качающемся причале, ощущаешь себя как будто в невесомости. Вокруг шумит лес. А впереди, над отражающей звезды поверхностью озера, все еще белеют в темной синеве снежные шапки гор.

Шестой день
20 км
Беловская заимка – Обого

Встав до рассвета, по будильнику, я спустился по лестнице вниз (палатки вчера поставили на втором этаже). Архип уже разжег костер, блеснит с причала. Остальные еще спят.

Пока фотографировал озеро, проснулись остальные. Позже всех из палатки выполз, как всегда, Маленький Андрюха.

Чуть дальше полуразобранного дома, где мы ночевали, стоит та самая бочка, где жил Белов. Он и сейчас там живет – замка на входной двери нет, внутри одежда, посуда, две застеленные кровати. Там же, у бочки, привязана надувная лодка.

Как оказалось, тот дом, где мы ночевали и не дом вовсе, а баня. Дома же все Белов уже успел разобрать - земля ведь не его теперь. Участок выкупила какая-то московская контора, будут здесь базу отдыха строить. Вот хозяин и разбирает все свое, снова в бочке поселился, по выходным уезжает отсюда, потому-то мы его и не встретили.

После завтрака решили сгонять до форелевых озер. Обогнули по едва заметной дороге озеро. Дальше дороги нет. Побросав велосипеды под корягами, пошли по тропе. Повсюду заросли черники. Самой-то ягоды, конечно, нет – не время еще, а жаль. Тропа уходит все дальше в лес. Появились первые клещи. До этого не было видно ни одного,- хоть в чем-то спасибо дождливой погоде. Когда каждый снял с себя по паре этих кусучих поганцев, решили вернуться, ведь до озер еще как минимум десять километров, а количество клещей увеличивалось с каждым шагом.

Время к полудню. До обеда пожарились на причале под солнцем, Архип обкатал лодку. Уезжать не хочется, но пора собираться. На небе появились первые тучи.
Оглянувшись на озеро в последний раз, подумалось, что теперь вся дорога пойдет в обратном направлении. Прямо таки философский момент – и огорчение, и облегчение одновременно.

Небо медленно затягивалось тучами. Надо крутить педали, до Обого двадцать километров, может, еще успеем до дождя.

Сероводородного источника так и не заметили. Как рассказал лесник Николай, у которого остановились передохнуть, да потеплей одеться, источник этот местные соляркой залили, чтоб туристы присутствием своим не доставали.

Первые капли упали почти незаметно, на одном из подъемов и поначалу показались даже приятными. Дождь то переставал, то начинался снова, небо серело сверху темным одеялом. Про баньку в пустом поселке все вспомнили практически одновременно.
У поворота на Обого под кустами нас поджидали, как обычно, оторвавшиеся вперед, Архип с Маленьким Андрюхой. Андрюха, спортсмен этакий, возьми, да и предложи взять, да и махнуть сразу до Иогача,- и это под дожем-то. Мнения разделились, атмосфера слегка накалилась. В итоге свернули на Обого.

На этот раз заехали чуть подальше, к дому лесничего. Серега выудил ключ из кармана старых штанов, висящих на гвозде у входа. И снова предложение, разбившее народ на три части. Тренер, по-хозяйски потоптавшись по комнатам, предложил, жуя найденные на полке сухари, здесь, в доме и заночевать. Хозяина вроде как нет, и не предвидится. Предложение народ заинтересовало не слишком – в доме вонища, грязища, опять же на полках патроны от винтовки, да еще и в дальней комнате посреди кровати лежит какая-то жуткая кукла, одетая в детский комбинезон. Словом, явно неуютно как-то. Архипу явно плевать, где упасть – согласен со всем, лишь бы быстрей, даже он вымотался. На улице не намного уютнее, чем в доме – дождь усилился, и явно не собирался лить дальше, и шариться по мокрой траве и кустам тоже как-то не хотелось. Осмотрели сарай рядом с домом – тут даже прилечь негде. На покосившихся стенах вырезки из журналов тридцатилетней давности, да еще более древние объявления.

Возле домика, не обращая внимания на дождь, пасутся несколько лошадей.
Все промокли и устали, надо определяться. Другие домики для жилья еще менее пригодны.

В итоге дом снова закрыт на ключ, все перемещаются под уже знакомый навес.
Костер, палатки, горячий ужин (Архип не перестает нас радовать походными кулинарными изысками), остатки спирта, разговоры.

В мокрой одежде уже не так холодно и неуютно. Дождь, пламя костра, раздвигающее темноту.

Эх, а баньку-то мы профукали…

Седьмой день
46 км
Обого – Иогач – Артыбаш – оз. Телецкое

Дождь шел всю ночь. Ветер гоняет по небу обрывки туч. За перевалом, похоже, ливень. Нам, однако, туда.

Быстрые сборы, впереди подъем на перевал.

Со средней скоростью 6 км в час взяли пять с половиной километров крутого подъема на перевал немногим больше сорока минут. Мы на самой макушке, под нами лес, река. Ветер продолжает гонять прямо над нами клочки туч, собирая их большое серое одеяло.

Утепляемся, дальше только вниз. Заметно темнеет. Появившиеся в неслабом количестве насекомые, так и норовят залететь мне под шлем и там поползать, и ведь не сгонишь их никак. На одном из поворотов все насекомые исчезают, остаются лишь те, что под шлемом. Сверху начинает литься вода.

Колеса скачут по камням, дождь заливает лицо. Группа разбивается. Архип, лавируя между камнями и лужами, улетает вперед. В середине спуска дождь дает передышку, народ раздевается и жалеет об этом.

В конце спуска у Сереги лопается покрышка, перетертая сбитой колодкой. Останавливаемся. Стоять явно холоднее, чем ехать. С неба падают последние капли.
По дороге стекают грязные ручьи. За поворотом Иогач. Слева от реки поднимается дым от костра – Архип уже здесь, готовит обед.

С перевала спустились почти за четыре часа. Чистимся, моем велосипеды, обедаем.
Решаем встать на ночевку на берегу Телецкого. Со стороны Иогача это сделать проблематично, нужно ехать в Артыбаш. Перед мостом, на автостанции узнаем расписание автобуса до Турочака – пилить почти девяносто километров, второй раз по одной и той же дороге, да еще и по шоссе никому не улыбается.

В Артыбаше нас ждут разные вкусные вещи – свежий хлеб, масло, пряники. У магазина встретили велосипедистов из Самары. Из Бийска в Артыбаш их привез автобус. На ночь снимают дом, а утром на катере стартуют до Балыкчи. На их фоне сразу стало как-то не так стыдно за свою задумку с автобусом.

Вместе с Андрюхами заглянули в сувениры. Купил дочке свистульку, на все остальное цены как на драгоценности. Пока ждали остальных, да глазели на самарцев, какая-то наглая лошадиная морда, тихо подкравшись, слупила у нас почти полпакета печенья, насилу отогнали.

Мою идею сгонять на катере на водопады поддержал только Маленький Андрюха. От двух с половиной до трех тысяч за моторку. Парни даже согласились подождать нас, только вот даже две с половиной тысячи на двоих - это уж совсем круто, так что хрен с ними, с водными экскурсиями, тем более, что туман.

Повсюду огромные заборы, за которыми скрываются прямо таки дворцы со спуском к воде. Вглубь поселка дома попроще. Сдаются абсолютно все дома. Везде машины, пьяные туристы. Проезжаем поселок, начинаются базы отдыха. Скворечники размером с три деревянных туалета – в них живет по нескольку человек. На берегу платный палаточный лагерь, несколько туалетов, запах из которых преследует нас до ближайшего поворота. Едем в сторону заповедника. Начинаются места диких стоянок – занято все. На одном из пригорков вроде свободно – просто на машине туда не подъехать. Занимаем место, ставим палатки. С дровами явно проблема, не то, что в тайге. Пока искали дрова, несколько раз залезли в дерьмо явно не звериного происхождения. Везде мусор.

Справа и слева от нас семейные отдыхающие. Гоняют мяч, жарят шашлык, песни поют – явно чем-то довольны.

Озеро-то красивое, не спорю, но то, что творится возле него...
Хотя говорят, если есть деньги, можно договориться с местными – они забрасывают тебя на катере хоть на дикий берег, хоть на свою заимку, и забирают назад, как закажешь - вот это красота.

И все-таки озеро на закате впечатляет. Уходя далеко вперед, словно подпертое с двух сторон горами, оно теряется в туманной дымке. Туман постепенно наплывает все ближе, и окутывает наш пригорок, поднимаясь до вершин деревьев.

Восьмой день
45.4 км
На рассвете без сожалений утрамбовали рюкзаки и натощак покатили назад, в поселок, к утреннему автобусу.
За пару километров до поселка, в конце подъема Серега оглянулся на нас с Архипом (Андрюхи где-то временно затерялись).
- Труп-то видели?
Ядрен батон, оказывается, в начале горки под деревом лежит явный труп в луже крови, вроде даже с ножом в спине.
Серега, хоть и человек не то, что не черствый, а вовсе даже и добрый и полезный для окружающих, а не придумал ничего другого, как призвать нас ехать вперед, поближе к автобусу, подальше от проблем, оставив труп с ножом в спине тихо отдыхать в кустах. Вот ведь пошутил тренер – заинтриговал, и вперед. А ну как труп живой, любопытно ведь. В конце концов, кто из нас доктор? «Я, наверно»- подумал я и, вздохнув, посмотрел на крутой спуск – это ж ведь потом опять подниматься! Архип уже спускался обратно.
Труп, затаившись, лежал в кустах – и как я его сразу не заметил? Ножа в нем не наблюдалось, что подозрений не снимало – мало ли, куда труп мог его, нож этот деть? К тому же труп, хоть и окровавленный, дышал и пульсировал магистральными и периферическими артериями. Показатели пульса опасений не внушали. Разве что температура кожных покровов навеяла мысль о переохлаждении, но лишь на мгновение. От перевернутого вверх разбитым лицом (вот откуда кровь) организма пахнуло дешевым алкоголем. Скрепя циничное врачебное сердце и уложив «тр

Категория: Отчеты, статьи, походы, соревнования | Добавил: Angol (27.12.2010)
Просмотров: 1849 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
siberia-extreme © 2017
Поиск
Форум
ФОРУМ
Новое на форуме
  • Велотуры, велопоходы, велопутешествия. (0)
  • "Чульжан Ортон Алгуйский 500" сезона 2013 (159)
  • Велопоход "Усть-Кумир (Девичьи плесы)" (1)
  • Просто наши прекрасные фейсы. (5)
  • инструкция по медведям (32)
  • "Чульжан Ортон Алгуйский 500" сезон 2014 года (168)
  • СОСНОВЫЙ БОР Новокузнецк (66)
  • По льду Байкала...14-21.03.2016 (0)
  • Что вы об этом думаете (0)
  • байкал зимой (4)
  • Арбалеты в Кузне