Пятница, 23.06.2017, 14:43
Сибирь Экстрим
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Треп на обочине » Велопутешествия » Рассказ про велосипедиста (Взгляд в будующее)
Рассказ про велосипедиста
AngolДата: Понедельник, 27.12.2010, 17:54 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Проверенные
Езжу на: GT AVALANCHE 2.0 мутировавший
Репутация: 5
Статус: Offline
НА ПРЕДЕЛЕ

Ему страшно. Пальцы вцепились в велосипедный руль, все тело напряжено. Сейчас отец отпустит его, и он упадет!..
- Не бойся, сынок. Просто смотри вперед и постарайся повернуть в конце дороги направо.
Голос отца успокаивает его, и Майк немного расслабляется.
Они в березовой роще, в приятной тенистой прохладе. Майку семь лет, и сегодня он впервые в жизни отважился сесть на большой двухколесный велосипед.
- Хорошо, папа, отпускай...

Сильные отцовские руки отпускают раму подросткового велосипеда и слегка подталкивают его вперед.
Сначала он даже не крутит педали, велосипед сам набирает скорость – дорога, едва накатанная в траве, идет слегка под уклон. По сторонам пролетают деревья. Вот почти из-под колеса, недовольно что-то прокаркав, тяжело взлетела ворона. Майк уже не едет, а несется через всю березовую рощу навстречу заросшим травой холмам, откуда доносится добродушное мычание коров, лениво пасущихся на солнцепеке.
Отец улыбается и машет Майку рукой, но Майк этого не видит – он управляет велосипедом. Не каким-нибудь трехколесным, а самым настоящим, большим велосипедом.
Пахнет свежескошенной травой…

Майк открыл глаза и посмотрел сквозь растрескавшееся стекло на зияющий черными проемами окон старый кирпичный дом. Еще на прошлой неделе в этих окнах были рамы, в доме кто-то жил.
Со скрипом закрылись двери, и трамвай, постукивая колесами на стыках и потряхивая уставших после рабочей смены людей, не спеша покатил вперед.
- Привет, Майк!- тяжело дыша, возле Майка стоял раскрасневшийся после бега сосед по подъезду.- Едва успел. Еще чуть-чуть, и пришлось бы пешком переть по раскаленным улицам.

Трамвай был единственным транспортом в городе, и за день делал всего два рейса, утром и вечером, развозя горожан на работу и по домам.

- Привет.- нехотя ответил Майк. В последнее время он избегал общения с другими людьми, впрочем, как и большинство оставшихся в городе.
- И охота тебе трястись в этой консервной банке, набитой, словно тухлой селедкой, потными и вонючими работягами? Ездил бы в одиночестве на своем двухколесном драндулете.
- Это у тебя драндулет.- Не отворачиваясь от окна, ответил Майк.

Трамвай проезжал вдоль городского парка. Теперь на месте зеленого сада осталась лишь пара десятков наполовину высохших деревьев, торчащих из потрескавшейся земли.

- Мой давно развалился, ты же знаешь, а чинить нечем.- сосед махнул рукой и сел на освободившееся место.

Выйдя на конечной остановке, Майк закинул за спину потрепанный рюкзак, сунул руки поглубже в карманы, и, стараясь не смотреть по сторонам, быстро зашагал в сторону дома.
Асфальт под ногами давно растрескался. На месте когда-то зеленой аллеи под окнами его дома осталось всего четыре деревца. Майк ускорил шаг – трамвай сегодня порядком задержался, и был риск не успеть к подаче воды. Воду в городе тоже включали два раза в день. Целых пятнадцать минут утром и вечером бежала она тонкой теплой струйкой, никогда не поднимаясь выше вторых этажей. Наверное, поэтому многоэтажки обезлюдели первыми.

Он успел. Быстро помывшись и задвинув за ванну таз с набранной про запас водой, Майк поплелся в комнату и включил телевизор.
С электричеством дела обстояли чуть лучше, чем с водоснабжением – целых три часа после работы можно было смотреть телевизор. На выбор – новости из мегаполисов на краю страны, ставших оазисами среди пустыни, бесконечные теле-лотереи, главный приз в которых билеты в эти оазисы, и похожие на насмешку старые фильмы. И ни слова про умирающие города вокруг. Сегодня по всем трем каналам шел репортаж из размываемой бесконечными дождями Европы - хотел бы он сейчас там оказаться, последние пару лет дождь он видел только по ящику.
Майк выключил телевизор, подошел к окну и отодвинул штору. Жара немного спала. Он всегда закрывал окно непрозрачными шторами. Помимо прохлады, так было легче представить, что снаружи все по-прежнему - под окнами колышется на ветру зеленая листва, шумят машины. Еще шторы хоть немного, но задерживали пыль, проникающую повсюду.
Пройдя через комнату, он бережно снял с крюков свой старенький горный велосипед, прислонил стене, вытер пыль с потертого седла и протер раму.

Когда все началось, вернее, закончилось, многие пересели на велосипеды. Расстояния сразу увеличились в несколько раз. Мегаполисы, в которых сосредоточилась цивилизация, отдалились на сотни километров. Города разрушались, производство останавливалось, магазины закрывались. Со временем чинить велосипеды, как и все остальное, становилось все сложнее. И сегодня на улице велосипедов остались единицы. Впрочем, как и людей.
В прошлом месяце ему пришлось отдать всю зарплату заезжим спекулянтам. Взамен он получил пару новых кевларовых покрышек, цепь и девятискоростную кассету. Покупка оказалась весьма кстати – старая цепь давно подрастянулась, а на звездах восьмискоростной кассеты уже порядком не хватало зубьев. Теперь он мог развивать большую скорость, чем раньше.

Одно время Майк подумывал обменять свой горный велосипед на шоссейник – больше колеса, больше скорость, но доставать запчасти для шоссейного велосипеда было гораздо сложнее, да и подходящих для обмена байков тогда уже не нашлось. А потом перестали восстанавливать разрушающееся асфальтовое покрытие на дорогах, и мысли о шоссейнике пропали раз и навсегда.
Майку много раз предлагали не только сумасшедшие деньги за его байк, но и бесценные талоны на питание. Но он не обменял бы свой велосипед даже на вид на жительство в мегаполисе, не то, что на какие-то бумажки. Хотя кто знает – вид на жительство ему ведь никто и не предлагал…

«Черт возьми»,- в который раз подумал Майк, - «как же быстро все случилось – за какие-то три десятка лет его мир превратился в пустыню».
Он натянул пеструю командную футболку, переоделся в лосины и втиснул ноги в ставшие тесными потрепанные велотуфли.

Тяжело дыша, Майк встал с седла – до конца пятикилометрового подъема оставалась сотня метров, он ускорился и через пару минут, не останавливаясь, оглянулся на город, раскинувшийся внизу, словно в котловине. Еще в прошлом году отсюда, сверху, город все еще казался живым, теперь же иллюзии рассеялись, как пыль из-под колес его велосипеда. То, что оставалось от его родного города теперь больше походило на развалины посреди пустыни. Майк отвернулся и снова встал на педали, ускоряясь, насколько возможно, на ровном участке дороги.
Майк любил скорость, любил ощущение боли, без которой скорость была невозможна. Крутя педали, превозмогая боль, он поднимался в затяжные подъемы, максимально ускорялся на ровных участках и старался, стиснув зубы, держать эту скорость как можно дольше. С каждым километром рассеивалась гнетущая тоска, исчезали тяжелые мысли. Взамен приходила усталость - не такая, какую он испытывал после рабочей смены. Эта усталость дарила покой.

Слева, на дне русла высохшей реки кое-где виднелся стелющийся по высохшей земле мелкий кустарник. Справа, чуть поодаль от дороги стояли останки домов из кирпича и шлакоблоков – здесь когда-то был дачный поселок, от деревянных домиков не осталось ничего. Далеко впереди, левее от дороги, за руслом реки угадывались силуэты холмов с немногочисленными соснами на своих каменистых вершинах – раньше там начиналась тайга.

Велосипед летел вперед, подскакивая на вздыбленном асфальте и трясясь над трещинами. Все чаще Майку приходилось съезжать с дороги, объезжая самые разрушенные ее участки.
До взлетной полосы оставалось меньше десяти километров. Его велокомпьютер давно сломался, но все расстояния Майк помнил наизусть. Решив сэкономить силы перед полосой, он слегка расслабился, потянулся за фляжкой и глотнул теплой воды.

Он никогда не участвовал в соревнованиях – когда они еще проводились, Майк был мал, и велоспортом не занимался. Да и потом, когда подрос, слишком всерьез к велосипеду не относился, просто катался от случая к случаю. Потом от него ушла жена. Просто ушла. Однажды он вернулся со смены и не застал ее дома. Раньше она всегда дожидалась его по вечерам, они вместе ужинали, всегда молча. Потом молча смотрели телевизор. Она замолчала после того, как потеряла их малыша, еще до его рождения. Они очень хотели и ждали этого ребенка, но случился выкидыш – жара и тяжелая работа сделали свое дело. Так они и жили – молча и без детей. В тот вечер вместо жены Майка ждала ее подруга. Отдав Майку ключи от квартиры, она быстро ушла, рассказав, что его жена выиграла в лотерею, и теперь уже далеко, возможно, на пути к своему новому счастью. Он промолчал в ответ. Просто снял со стены велосипед и до утра гонял по горам. Это было год назад.
Тогда-то и началась его гонка за скоростью.

Впереди показалось начало взлетной полосы. Вернее, она называлась посадочной, и была просто участком дороги, довольно большим участком. Это Майк про себя прозвал ее «взлетной». В этом месте покрытие дороги было особо прочным, вместо асфальта использовался бетон. Полоса задумывалась для аварийной посадки самолетов, но за все ее существование ни один самолет здесь так и не сел. Вместо этого по ней за день пролетали десятки грузовиков и автомобилей. Теперь же, когда все дороги почти разрушились, эта полоса выделялась на фоне ям и трещин гладкой четырехкилометровой серой полосой.

В прошлом году Майк начинал с сорока пяти километров в час. Больше он разогнаться не смог, да и эту скорость держал не больше ста метров. Потом были пятьдесят. К концу зимы (а кататься теперь можно было и зимой, даже еще лучше, чем летом – не так жарко) Майк мог проехать до двух километров, не снижая скорость ниже пятидесяти семи километров в час при условии отсутствии встречного ветра. Потом сломался компьютер, и Майк стал определять скорость и расстояние просто по памяти и по ощущениям. Постепенно увеличивая скорость и расстояние, ставя свои личные рекорды, Майк, как он думал, подбирался все ближе к своему пределу.
Конечно, ему не повторить мировых рекордов, и даже близко к ним не приблизиться, но ведь рекорды устанавливались на специальных велосипедах, в особых условиях – Майк много чего читал об этом.
Пятидесятилетний голландец Ромпельберг в 1995 году установил абсолютный рекорд скорости. На аэродроме, двигаясь в «воздушном мешке» за автомобилем, оборудованным защитной капсулой, он поставил мировой рекорд скорости, разогнавшись до 268,83 километров в час.

Все известные рекорды, сделал для себя вывод Майк, были установлены либо на сверхлегких шоссейниках, либо на конструкциях, лишь отдаленно напоминающих велосипед. Впрочем, и на горном велосипеде в 2007 году был установлен своеобразный рекорд скорости. Тридцати трехлетний австриец Маркус Штокл развил скорость в 210,4 километров в час, спускаясь по горнолыжному склону в Чили. Длина спуска составляла два километра, и австрийцу, экипированному в специальный костюм, пришлось задержать дыхание на все сорок секунд спуска, чтобы избежать запотевания смотрового окна в маске.

А Майк просто ехал, изнывая от боли, так быстро, как только мог, и плевать он сейчас хотел на эти рекорды.
Выехав на «взлетную» полосу, он начал ускорение. Новая девятискоростная кассета явно расширяла возможности его велосипеда – за последний месяц его максимальная скорость увеличилась километров на пять, точнее сказать было нельзя – починить компьютер так и не удалось.

В висках стучало, мышцы бедер разрывало от боли. Он ненормальный, да что там ненормальный – полный псих! Вместо улыбки лицо Майка исказила гримаса боли. Включив максимальную передачу, он работал ногами так быстро, как только мог, в глазах начало темнеть. Вдруг впереди, вместо привычного пустынного пейзажа по сторонам от дороги зазеленела трава, в старом русле реки что-то блеснуло в лучах заходящего солнца. На миг удивившись, он ускорился еще больше, но тут же чуть не потерял сознание. Уже заваливаясь вбок, он успел выстегнуться из педалей, но смягчить падение уже не сумел.

«Докатался, чертов псих! Так ведь и удар хватить может, не пацан ведь уже - сорок три какой-никакой, а все же возраст.»- выругался про себя Майк и посмотрел на правый бок. Странно, что, упав на такой скорости, он почти не разодрался. Лишь на локте и колене красовались достаточно большие ссадины. Повезло ему. Майку почему-то вспомнился случай, что рассказывал один приятель медик. Приятель рассказывал про парня, которого привязали за руки веревкой к машине и протащили по земле метров двести. Парень умер в больнице через два часа, не приходя в сознание. Приятель рассказал тогда, что такие осаднения все равно, что ожоги, и заживают они весьма хреново. «Странно»- подумал Майк,- «при всей своей ненормальной езде я ведь ни разу серьезно не падал». Майк потянулся за велосипедом и задел рукой какие-то лохмотья на боку. Черт! Велоштаны и майка были разорваны самым жестоким образом. А он их так берег. Майк проверил велосипед и облегченно вздохнул – байк в порядке.

Расстроившись, он совсем позабыл про то, что видел перед падением.

Красный диск солнца медленно опускался за холмы, подсвечивая неестественным светом то, что когда-то было лесом. «Интересно»,- подумал Майк,- «остались ли там еще звери?». Отвернувшись от жутковатого зрелища, Майк покатил обратно.
Он ехал необычно медленно – все-таки давали о себе знать ушибы. Неторопливая езда давала возможность поглазеть по сторонам.
«Да»,- отметил Майк,- «вокруг ни души». Прошло много месяцев, как он в последний раз видел кого-то в этих местах. В этом направлении давно прекратилось всякое движение. Дорога к ближайшему мегаполису была расположена с другой стороны города, да и там люди особо не шастали. Сообщение между городами поддерживалось за счет метро. Кое-где дорога выходила на поверхность, но на большем своем протяжении поезда скользили по рельсам глубоко под землей – так было удобней и дешевле поддерживать дорогу в рабочем состоянии. Направление тоннелей легко угадывалось по ветряным генераторам, торчащим над ними. Тоннели опутали всю страну (насчет всего мира Майк не был уверен) - это был гигантский всемирный проект, воплощенный в жизнь с наступлением топливного кризиса.

К дому он подъехал затемно. Вспомнив, что завтра выходной, Майк устало улыбнулся и вошел в подъезд.
«Хорошо, что еще остались выходные дни.»- подумал он, засыпая. Ему снилась жена, их малыш, неуклюже крутящий педали трехколесного велосипеда. Ему снилась велогонка по трассе вдоль зеленых холмов, мимо уютных домиков, под голубым небом. Ему снился дождь.

Майк открыл глаза. В комнате царил полумрак. Он хотел было снова уснуть, но посмотрел на часы и ахнул – уже почти ночь. Он проспал почти сутки. Воду он проворонил. Майк протянул руку и включил телевизор. Снова розыгрыш лотереи, по всем каналам. Он выключил звук. На экране радостно улыбалась победительница предыдущего розыгрыша. Держа в руках красочный билет, она шевелила губами, наверно, называя фамилию нового победителя и номер рейса, что доставит счастливчика прямо в рай.
Интересно, а его жену тоже показывали по ящику? Хорошо, что он не видел этого.
Майк выключил телевизор и посмотрел на часы – оставалось полчаса. Он еще успеет зашить порванную форму. Завтра утром на смену.

- Эй, Майк, ты чего, из трамвая самый первый выскочил, как на работу спешил?- зычно гаркнул начальник смены.
Майк поправил сбившийся с валков рельс, кивнул напарнику и повернулся к начальнику,- Да так, малость ушибся.
- Все таки сковырнулся со своего велика, а?
Майк пожал плечами, раскатал рукава робы, спрятав ободранный локоть, и отвернулся.
Перед ним бесконечным потоком плыли рельсы. Майк отключился, до конца смены превратившись в автомат, он научился этому уже давно. Только так можно работать изо дня в день без риска свихнуться. Когда-то у него была специальность, он работал в серьезной компании, но это было давно, в прошлой жизни. В этой жизни были рельсы, жара и пыль.

Конец смены. Трамвай. Пустая беседа с соседом. Ежедневный ритуал с водой.

Майк тряхнул головой. Шторы на окне слегка колыхались, в подъезде кто-то громко хлопнул дверью, за стеной у соседей орет телевизор. Руки сами потянулись к велосипеду.
Майк наполнил фляжку, смазал цепь и подкачал колеса. Пора.

Вокруг безлюдная улица. Горячий ветер гоняет по растрескавшемуся асфальту облака пыли. Майк оглянулся на свое окно. Через три часа он вернется, ляжет спать, а утром снова на завод.
Встегнувшись в педали, Майк выезжает со двора.

Ссадины болят, но вскоре боль стихает. Хоть Майк и старался аккуратно зашить майку со штанами, швы на обтягивающей велоодежде непривычно натирают кожу. Сегодня он едет не торопясь, словно экономит силы…
Майк не спеша подтянул на себя руль и переднее колесо, как на ступень, въехало на «взлетную» полосу. Привстав на педалях и переместив вес тела вперед, Майк почувствовал, как заднее колесо с легким толчком тоже поднялось на бетон. Перед взглядом Майка на миг проплыло его окно, завешенное тяжелыми шторами, мятая постель… Он достал фляжку, вылил себе на голову добрую половину почти горячей воды, после чего вставил фляжку на место.

…Правая рука напряглась, левая нога с силой вдавила педаль вниз, поворачивая левый шатун на половину оборота. Правая нога, оказавшись наверху, с еще большей силой надавила вниз, поворачивая правый шатун, левая рука в это время напряглась, подтягивая руль к себе. Левая нога сменяет правую, велосипед стремительно разгоняется. Майк садится в седло, его ноги, обутые в местами порванные старые лэйковские туфли, описывают правильные круги, мышцы ног не расслабляются ни на секунду – пока правая давит вниз, левая уже тянет вверх, правая тянет назад - левая толкает вперед. Он переключает передачи, увеличивая скорость и не снижая темпа. Он думает, что его ноги сейчас движутся настолько быстро, что если посмотреть на него со стороны, то вместо ног будет видно лишь большое размытое пятно,- и это его последняя мысль.

Его грудная клетка стремительно поднимается и опускается, прогоняя через легкие горячий воздух, в ушах гудит ветер, а в ногах маленьким огоньком поселяется росток боли, стремительно разрастающийся до всепожирающего пламени. Еще минута, и его ноги буквально горят огнем, еще секунда, и они взорвутся. Майк стискивает зубы и включает последнюю передачу. Позади уже два километра. В висках стучит, в глазах темнеет. По сторонам дороги появляется зеленая трава, слева снова блестит, переливаясь в лучах заката река. Майк крутит педали еще быстрее, он все это видит, но не осознает, он просто не может сейчас ни о чем думать, он даже почти ничего не видит – в глазах темнеет. Он ускоряется еще больше – скорость на пределе боли. Теперь все, что он видит – свежая дорожная разметка перед колесом…

в глазах стремительно темнеет, скорость падает, Майк заваливается вбок, но в последний момент выравнивается. Он не способен сейчас думать ни о чем, но он вспомнил, он знает, что если сейчас остановиться или упасть – все исчезнет, останется лишь бетон под ним и пустыня по сторонам, но он не желает этого, не сейчас…

С хрипом Майк вдыхает полной грудью и снова набирает скорость, штрихи разметки сливаются в сплошную линию, вокруг совсем темнеет, голову разрывает изнутри словно отбойным молотком, наконец все исчезает за темно-красной пеленой…

Он сдается. Тяжело дыша, Майк сбавляет скорость, стараясь не наезжать колесом на разметку. Тут он понимает, что проехал гораздо больше четырех километров бетонки, но почти новенький асфальт с разметкой посередине тянется еще далеко вперед, к холмам и лесу за ними, к огромному красному шару, заходящему за горизонт.

Справа от дороги плотной стеной стоят сосны, а слева, внизу блестит в лучах заходящего солнца река. Небо постепенно затягивает темно-синими тучами. Издалека слышится гром. Не останавливаясь, он оглядывается назад. Его медленно догоняют трое велосипедистов в разноцветных костюмах, первый из них машет ему рукой. Майк выстегивается, и, зажмурившись, останавливается. Открывает глаза – все по-прежнему. Он снова оглядывается назад, разворачивает велосипед и медленно едет навстречу улыбающимся велосипедистам.

- Эй, Майк, дружище, ну ты и разогнался.- Первый велосипедист, поравнявшись с Майком, качает головой, скрывая усталость за веселой улыбкой, и, оглядываясь назад,– Разворачиваемся, парни, тренировка затянулась. Пора возвращаться, до грозы бы успеть…

Прикрепления: 6535148.jpg(59Kb)
 
ВасиличДата: Понедельник, 27.12.2010, 20:31 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Езжу на: YamahaWR450E, GT force, Скитур
Репутация: 9
Статус: Offline
Не плохо, опять мной уважаемый, постапокалипсис.
Одна вещь только, автором не учтена, где нет воды не может работать металлургия и прокат.
А если хватает воды на завод то рабочим тоже хватит, ну по краней мере не такой жесткий дефицит.
А в целом очень понравилось. И концовка хорошая, загадочная и в тоже время понятная. smile


Солнце, Небо, Вода, Горы, Лес и Мотоциклы, это реально.
 
AngolДата: Понедельник, 27.12.2010, 21:19 | Сообщение # 3
Генерал-майор
Группа: Проверенные
Езжу на: GT AVALANCHE 2.0 мутировавший
Репутация: 5
Статус: Offline
Про воду сразу не подумал. Но если в дома она подается по часам, то можно предположить, что на завод может быть организована отдельная подача воды в достаточном для производства количестве.
Спасибо, что понравилось. Из всех моих рассказов про велосипед только этот (пока), и рождался он до smile вольно долго. smile
 
misha_chemДата: Среда, 09.01.2013, 14:28 | Сообщение # 4
Подполковник
Группа: Проверенные
Езжу на: Самосбор-гибрид Crescent Oden
Репутация: 1
Статус: Offline
Респект)
 
AngolДата: Суббота, 12.01.2013, 00:40 | Сообщение # 5
Генерал-майор
Группа: Проверенные
Езжу на: GT AVALANCHE 2.0 мутировавший
Репутация: 5
Статус: Offline
Цитата (misha_chem)
Респект)

Из всей моей фантазийной писанины этот рассказ самый
 
ВасиличДата: Суббота, 12.01.2013, 07:58 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Езжу на: YamahaWR450E, GT force, Скитур
Репутация: 9
Статус: Offline
Антоха, так еще есть что ли ?
Не плохо бы почитать, мне нравится твой стиль читается приятно и интересно.
Про велосипедиста вообще фильм интересный, короткометражный получится. Даже сомнения нет.


Солнце, Небо, Вода, Горы, Лес и Мотоциклы, это реально.

Сообщение отредактировал Василич - Суббота, 12.01.2013, 08:02
 
AngolДата: Суббота, 12.01.2013, 15:59 | Сообщение # 7
Генерал-майор
Группа: Проверенные
Езжу на: GT AVALANCHE 2.0 мутировавший
Репутация: 5
Статус: Offline
А я фильм не видел )
У меня в ЖЖ с десяток рассказов есть, только они по всему журналу разбросаны.
http://angol42.livejournal.com/
 
Форум » Треп на обочине » Велопутешествия » Рассказ про велосипедиста (Взгляд в будующее)
Страница 1 из 11
Поиск: